Адриан Андрей Русу: «Крепость Сорока является курьёзом с точки зрения оборонной архитектуры в этой зоне»


Arheolog Rusu Cetatea-OdN-010915-Vadim Sterbate

© Вадим Штербате, Observatorul de Nord

В предпоследнем выпуске газеты «Observatorul de Nord» я писал об археологах, которые вернулись в Крепость. Николай Булат, нынешний «пыркэлаб» цитадели, порекомендовал побеседовать с Адрианом Андреем Русу, выдающимся археологом и медиевистом из-за Прута, который может рассказать мне много интересного. Я не преминул внять его совету, особенно потому, что г-н Русу имеет отличную от многих моих предыдущих собеседников позицию относительно реставрации крепости.

© Вадим Штербате, Observatorul de Nord

Адриан Андрей Русу — университетский профессор и ведущий научный сотрудник Института археологии и истории искусств Румынской Академии, филиал Клуж-Напока. Археолог и историк медиевист, специалист по исследованию исторических памятников периодов средневековья и домодерна. Является автором исследований по замковедению, монастыреведению, строительной керамики и стекла.

− Для начала я хотел бы узнать повод Вашего прибытия в город Сорока.

− У меня дружественные отношения с коллективом, который проводит здесь исследования, и я получил приглашение от г-на Сергея Мустяцэ. Моя репутация, что я разбираюсь в крепостях лучше других, была, вероятно, аргументом, и я с большим удовольствием принял приглашение, тем более, что опыт работы наших коллег из Молдовы мне также интересен. Таким образом, я прибыл сюда в сопровождении двух студентов Университета «1 декабря 1918 года» из города Алба-Юлия, Себи и Клаудием.

− И каково Ваше первое впечатление от увиденной «живьём» крепости?

− Я знал о крепости из библиографии и из опубликованного, знал, что Крепость Сорока является курьёзом с точки зрения оборонной архитектуры в этой зоне, что существует много проблем касательно интерпретации её появления. Кто её строители, откуда они прибыли, на какие ещё сооружения похожа Крепость Сорока? Вопросы, на которые до сих пор нет ответов. Мы согласны с местными археологами, что реставрация была поспешной, то есть, не учитывались многие присутствующие в крепости детали.

− Как например?

− Во-первых, организация входных ворот. Безусловно, реставрация крепости является огромным шагом сравнительно с тем, что было, но видите, даже лестница у входа, совершенно очевидно, что была не такой. Никогда здесь не существовали распашные полукруглые ворота, а с уверенностью можно утверждать, что был подъемный мост. Мост опускался на два каменных столба, отпечатки ножек которых археологи обнаружили. Известно, что существовал земляной вал, длинный мост упирался в кладку, а его подвижная часть, поднимаясь, входила в углубления с остроконечными камнями, которые и сегодня видны невооруженным глазом. Можно было бы найти другое решение, более подходящее и соответствующее действительности. Посмотрите на эти ворота, на них нет никакого механизма запирания, их затворяют цепями, а это нелепица. Сразу за входом видны пазы, это ещё один признак того, что здесь были другие ворота.

Крепость Сорока обладала двойными или тройными воротами, оборудованными опускной решёткой.

По аналогии с крепостями Сучава и Нямц, можно предположить, что здесь была «волчья пасть», то есть ловушка с шипами. И ещё одно, посмотрите на казематы слева, как можно проводить реставрацию в подобном виде? Это не решение. И не надейтесь, что скоро придёт корректура проекта, потому что слишком сложно сделать ещё один проект и обосновать, почему не решил всё в первый раз и почему необходимо вмешаться снова. Здесь, рядом с террасой, нет ни одного водоотвода, кроме сточной канавки у входа, но для того, чтобы достигнуть её, уровень воды должен быть довольно высоким, чтобы переливаться поверх камней. Это опыт, который Румыния повторяет, а Республика Молдова сталкивается впервые. Отмечается определённое наступление на памятники, за которым стоит прибыль вовлечённых компаний. Безусловно, многое можно было бы решить по-другому. Посмотрите на этот участок за крепостью, проблема водоотведения не решена вообще. Вода со склона стекает прямо до крепости. В этом парке нечего делать высокой растительности, потому что она конкурирует с крепостью и затеняет стены. Нужно выбрать: либо памятник, либо лес, но никак не вместе. Корни вблизи растущего дерева разрушают фундамент памятника. Ещё я заметил, что установлен всего лишь один молниеотвод на все башни, и я не уверен, что он способен справиться со всем, что может вокруг произойти. В любом случае, громоотвод «посажен» очень безобразно, с другой стороны видно, как туда впопыхах воткнули железный прут, чтобы как-нибудь с этим покончить.

− Насколько важно мнение археологов в подобных реставрационных проектах?

− Когда прибыли археологи, проект был уже готов. А если археологи предлагают новые элементы, что делать, менять проект? Как правило, проект следует изменить, но тогда не получишь европейские деньги. Потому что тебя поймают на аудите и спросят: если это не включено в проекте, то почему профинансировал его? Подобное произошло в городе Сучава, в случае с пресловутым фуникулёром у крепости. Первоначально, был спроектирован фуникулёр, чтобы переправить через ров строительные материалы для реконструкции, но пришёл строитель и подсчитал, что, если использовать только фуникулёр, то для транспортировки всех необходимых материалов нужно около пяти лет. В результате, от фуникулёра отказались, но не демонтировали его, иначе придётся объясняться с донорами. Так что этот бесполезный фуникулёр простоит там ещё два года — в течение срока гарантии проекта. И подобных случаев немало, строительные подрядчики и архитекторы делают сами проекты, берут деньги и говорят, что археологи им не нужны, так как они сами знают, что и как нужно делать. Они знают, несомненно, знают, вот и здесь видно, как они знали и оставили дела недоделанными. Реставраторы собрали в кучу и бросили здесь строительные материалы, как и леса. Нужно было сделать перила, хотя бы деревянные, чтобы туристы не забирались на казематы, а так, лазает кто хочет. В Румынии начинает действовать общественное мнение против подобного рода реставрационных работ, появляются различные сайты, где поднимаются эти проблемы и говорится о покушении на национальное наследие. Крепости Сорока повезло, что она не имеет сложную архитектуру, как, например, Крепость Нямц. Она имеет правильную форму с одинаковыми башнями, и это значительно облегчило реставрацию. Это прогресс, безусловно, большой прогресс, но это совсем не означает, что мы должны почивать на лаврах и заявлять, что крепость в порядке и всё прекрасно. Многое было сделано скоропалительно.

− По Вашему мнению, эту крепость построили местные или приезжие мастера?

− Понятно, что Молдова не обладала мастерами, способными сделать такое. И Сучава была построена специалистами из других мест и является настолько исключительной, что никак невозможно допустить, что молдавские строители перешли от церквей к крепостям, потому что это совершенно другое. Это архитектура, практикуемая определёнными мастерами, прибывшими, вероятно, из Трансильвании или Польши, но, скорее всего, из Трансильвании, поскольку известно, что молдавские воеводы часто обращались в Бистрицу за каменщиками. А мастера с Запада были весьма дорогостоящими, да и кто мог знать их тогда? Воевода знал, что в Бистрице есть умельцы, и отправлял туда своих гонцов с грамотой примерно такого содержания: мои друзья из Бистрицы, из Трансильвании, прошу вас выслать мне мастеров-каменщиков, чтобы построить крепость. После чего местные собирали совет и решали, кого отправить, чтобы не опозориться, а то, что Воевода платит хорошо, то всем было известно. И Совет принимал решение: ты, Ганс и ты, Вальтер, отправляйтесь в Молдову строить для Воеводы крепость.

− Но вернёмся к времяисчислению, как Вы думаете, когда построена эта крепость?

− Это одна из самых больших проблем, которую археология не решила перед начальной фазой реконструкции. Любой европейский проект начинается с составлением археологического паспорта. Был составлен и здесь, но только минимальный, больше для отвода глаз, как, впрочем, поступают и в Румынии. Тем не менее, существуют чёткие аргументы, позволяющие говорить о Крепости Сорока в пределах 1500 года. Остаётся определить, датируется ли тем же периодом и каменная крепость, или только первый этап, из дерева и земли.

− Спасибо Вам за ответы и за то, что помогли нам увидеть и обратную сторону медали.

Вадим Штербате, Observatorul de Nord

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s